tohome
Одесса:+38 (048) 7207072
Бердянск:+38 (050) 4442326
Киев:+38 (044) 5205550
Харьков:+38 (095) 3139999
Минск:+375 (29) 5594444
Алматы:+7 (775) 8566198
Н.Новгород:+7 (964) 8381398
Алушта:+7 (918) 2137717
Феодосия:+7 (978) 8428889
РУССКИЙ
ENGLISH
DEUTSCHE

Дельфинотерапия как частный вид анималотерапии

Дельфинотерапия как частный вид анималотерапии

А.П. Чуприков, Н.Ю. Василевская С.В. Келюшок, М.А. Чуприкова, Н.М. Марканов, А.Я. Столярова.


Национальная медицинская академия последипломного образования им. П.Л. Шупика, Одесский дельфинарий «Немо»

В настоящее время в реабилитационной палитре больных разного возраста, страдающих психоневрологическими заболеваниями, перспективным является направление, возникшее не одну тысячу лет назад, но научно-медицинское осознание важности которого приходит лишь сегодня. Речь идет об анималотерапии, т.е. терапии, использующей животных и их образы для оказания психотерапевтической и медицинской помощи (4, 11). Самым распространенным можно считать иппотерапию — использование лошадей для коррекции поведения и настроения детей с последствиями детского церебрального паралича и детей с расстройствами психики и поведения.

Однако родоначальником современной анималотерапии считается канадский детский психиатр Болис Левинсон (18). В своей терапевтической работе он использовал собаку, которая помогала ему налаживать контакт с пациентами, ускоряя тем самым терапевтический процесс. Б. Левинсон обнаружил, что применение анималотерапии оправдано в работе с необщительными, скованными, замкнутыми детьми, с детьми, страдающими аутизмом, шизофренией. А. Катчер и Ф. Уилкинс(31) обнаружили,что гиперактивные дети и дети с поведенческими нарушениями в результате анималотерапии становились более спокойны, менее возбудимы и агрессивны, лучше сотрудничали с терапевтом, начинали лучше учиться и приобретали способность управлять своим поведением (4). В целом терапия с участием животных способствует развитию коммуникативной сферы ребенка (10)

Общение человека с дельфинами уходит в глубь времен. Издавна шла волна, преданий и письменных свидетельств о дружелюбии дельфинов по отношению к людям, а также о случаях помощи дельфинов людям, попавшим в море в беду. О том, что общение с дельфинами может оказывать лечебное воздействие, было впервые сообщено Лилли. Именно тогда была высказана мысль, что коммуникационная связь дельфина и человека может помочь людям более эффективно строить общение между собой, в том числе и в терапевтических целях. Эти идеи получили развитие и научное обоснование в 1970-х годах в трудах Д. Натансона с соавторами (22, 23, 24, 25, 26).

В нашей стране приоритет в области использования терапевтических возможностей дельфинов принадлежит Людмиле Николаевне Лукиной, которая в течение нескольких десятилетий проводит научные исследования в Государственном океанариуме в Севастополе. Недавно она обобщила ранее опубликованные статьи в монографии (2), которая, к сожалению, мало известна психиатрам и психологам. Сегодня метод дельфинотерапии, является признанным во всем мире неспецифическим методом усиления защитных сил организма у лиц разного возраста, страдающих различного рода расстройствами, а также у лиц в состоянии предболезни, т.е. практически здоровых.
Восполнение дефицита информации о дельфинотерапии является задачей настоящего обзора.
Способности и мозг дельфинов.

Эффективность дельфинотерапии во многом обусловлена уникальными особенностями дельфинов. Они занимают третье место в рейтинге самых умных животных планеты. У дельфинов чрезвычайно развиты когнитивные способности и любознательность, что дает возможность их легко обучать. Эти животные обладают высокой степенью социолизации, которая проявляется в их общительности и дружелюбии как внутри собственной стаи, так и к представителям других видов, в частности, к человеку. В своем общении дельфины используют различные виды вокализации, издавая многочисленные звуки, которые в описательном плане могут быть охарактеризованы как рев, вой, стон, мычание, визг, треск, трель, пощелкивание, удар, грохот, хлопок и т.д. Звуки, издаваемые дельфинами, охватывают необычайно широкий спектр частотных характеристик — от нескольких герц до почти трехсот килогерц, т.е. инфразвуковые, звуковые и ультразвуковые составляющие. Эти сигналы можно разделить на импульсные и непрерывные (3). Импульсные сигналы (щелчки) состоят из отдельных широкополосных посылок (с максимумом интенсивности от 20 до 50 кГц) с очень крутым передним фронтом, длительностью порядка 0,1 мс. Частота посылок таких импульсов может меняться от единиц до сотен в секунду, и на слух они сливаются в щебет, скрип, лай. Длительность каждого сигнала может меняться от щелчка к щелчку и соответственно уменьшается при возрастании количества импульсов, издаваемых в одну секунду, она уменьшается также в бассейне по сравнению с морем. Сигнал типа щелчка по своей спектральной характеристике может приравниваться к белому шуму, поскольку в нем присутствуют частоты широкого спектрального диапазона. Полоса частот в щелчке варьирует у животного в зависимости от обстоятельств. Для распознавания — дельфины обычно используют более высокие частоты, а для ориентации — более низкие и продолжительные (несколько миллисекунд). Эти сигналы могут возбуждать сильное эхо. У афалины щелчки двойные, каждый длительностью 3,4 — 0,7 мс и с интервалами около 1 мс. Импульсные сигналы обычно сопутствуют эхолокации. Другой большой класс звуков, издаваемых дельфинами, представляют из себя так называемые непрерывные сигналы. Часть их воспринимается на слух, как свисты, почти монотональные, амплитудно- и частотномодулированные, длительностью 0,1 — 3,6 с, частотой 4 — 30 кГц. Другие звуки этого класса имеют более сложный спектральный состав и воспринимаются как рев, вой, трубные звуки и т.д. Для них характерна комплексность свиста и импульсов. Свисты обычно относят к коммуникативным сигналам, хотя и не исключено их использование для эхолокации.

Тот факт, что эхолоцирующий дельфин, приближаясь к добыче, покачивает головой, как бы нацеливаясь на рыбу своим звуковым лучом, указывает на то, что свои звуковые волны дельфин посылает направлено (16). Череп и мягкие ткани головы дельфинов концентрируют звуковые колебания и играют роль акустического прожектора и звуковой линзы. С увеличением частоты от 10 до 180 кГц направленность звуков, обусловливаемая вогнутой передней поверхностью мозговой части черепа и мягкими тканями головы, четко возрастает, и звуковое поле сужается. Основную роль конццентратора звука выполняет череп, а дополнительную — мягкие ткани головы. Способность дельфинов направленно излучать ультразвуковые волны используется в дельфинотерапии для лечебного воздействия на человека.

Поведение и психика дельфинов являются объектом внимания психологов и физиологов довольно давно. Полученные к настоящему времени данные характеризуют когнитивные способности данных животных как одни из самых высоких по степени развития. Исследования показали, что когнитивные способности дельфинов приближаются по уровню развития к способностям приматов, в том числе человека (20). Отчасти такое подобие может объясняться сходным строением мозга дельфинов и приматов. Дельфины, как и приматы, обладают наиболее дифференцированным и крупным мозгом среди млекопитающих, а также впечатляющей площадью ассоциативных зон коры больших полушарий, в частности, префронтальной области. Большинство анатомических показателей, которые оценивают как связанные с когнитивными способностями, приближают мозг дельфинов к мозгу человека. Однако существуют и серьезные различия. Мозг дельфина имеет паралимбическую зону, которой нет в человеческом мозге, и лимбическая, или эмоциональная, информация может играть большую роль в мозге дельфина, чем в человеческом мозге, что связано, по-видимому, с их различной специализацией. Человеческий мозг специализируется на детализации обработки информации, в то время как мозг дельфина — на скорости ее обработки.

Экспериментальные исследования когнитивных способностей показали, что дельфины имеют исключительную память, как краткосрочную так и долгосрочную, для обработки визуальной, слуховой и мноогомодальной информации (15, 17). Исследование поведения этих животных в процессе обучения языкам-посредникам показало, что дельфины могут их усваивать, базируясь на высших когнитивных процессах — обобщении, абстрагировании, и формировании довербальных понятий, - высокие способности к которым были у них выявлены в традиционных лабораторных экспериментах. Л Герман и его коллеги показали, что дельфины способны к семантике и синтаксису, а также к возможности без специального обучения правильно реагировать на новые, логически упорядоченные последовательности «слов» языка-посреднника (16, 17). Дельфины также понимают символическое представление объекта, который отсутствует. В настоящее время исследуют наличие зачатков второй, сигнальной системы у дельфинов. Тем не менее, никаких доказательств того, что дельфины могут сами составлять хотя быпростейшие фразы, пока не получено. Доказана редкая в животном мире способность дельфинов к оперированию эмпирической размерностью фигур, основанная на понимании геометрических свойств предметов. Наконец, одна из наиболее интригующих способностей дельфинов — самосознание, т.е. способность думать о себе прежде всего в физических параметрах (29). Это означает, что дельфины в состоянии мысленно
представить и сформировать аналогии между их собственным телом и телом другого индивидуума — даже когда он не похож на дельфина. Имеются данные, что дельфины афалины способны узнавать свое отражение в зеркале. Эти животные демонстрируют высокий уровень поведенческой гибкости и подражательной способности, которая является редкой , если не уникальной, среди животных.

Очевидно, что в основе такого поведения, в умении использовать «социальную» информацию лежит весьма высокий уровень когнитивной деятельности. Для осуществления подобных действий животные должны уметь постоянно сопоставлять новую и старую информацию, сопоставлять ее и даже хранить в некой отвлеченной форме.

Наличие у дельфинов столь сложного интеллекта и познавательных способностей объясняется высокой степенью развития коры головного мозга, продолжительным периодом взросления молодых дельфинов, высоким уровнем родительской заботы, но в первую очередь — сложной социальной жизнью. По мнению Германа (16), необходимость интеграции в социальную структуру требует высокой социализации и обучаемости. Не трудно представить, что высокое развитие мозга дельфинов и вытекающие отсюда высокие когнитивные навыки большинства представителей этой группы происходят от требований их социальной жизни, включающей взаимодействие и соревнование между особями. Эти когнитивные навыки и обеспечивают ту поведенческую гибкость , которая отличает семейство дельфинов и позволяет им быть эффективными терапевтами как для детей с широким спектром нарушений развития, так и для взрослых.





Помощь онлайн

Помощь онлайн



Долони - помощь детям-инвалидам

Форум заботливых родителей Донецка kroha.dn.ua